осмотр квартиры как осмотр места происшествия

Осмотр квартиры как осмотр места происшествия

УПК РФ Статья 177. Порядок производства осмотра

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Осмотр следов преступления и иных обнаруженных предметов производится на месте производства следственного действия, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

3. Если для производства такого осмотра требуется продолжительное время или осмотр на месте затруднен, то предметы должны быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписью следователя на месте осмотра. Изъятию подлежат только те предметы, которые могут иметь отношение к уголовному делу. При этом в протоколе осмотра по возможности указываются индивидуальные признаки и особенности изымаемых предметов.

(в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Все обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено участникам осмотра.

(в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со статьей 165 настоящего Кодекса.

6. Осмотр помещения организации производится в присутствии представителя администрации соответствующей организации. В случае невозможности обеспечить его участие в осмотре об этом делается запись в протоколе.

Источник

Осмотр квартиры как осмотр места происшествия

p1110798(1)(1)

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

www garant ru files 8 7 381678 makovlevaee 90

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

gor doc obzorОбзор документа

Определение Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2013 г. № 2027-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Левченко Евгения Константиновича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 165, статьями 176 и 177 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Е.К. Левченко к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Статья 176 УПК Российской Федерации устанавливает, что осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (часть первая); осмотр места происшествия, предметов и документов может быть произведен до возбуждения уголовного дела (часть вторая). Эта статья не регламентирует основания и порядок получения разрешения суда на производство следственного действия, которые определены пунктом 4 части второй статьи 29 и статьей 165 того же Кодекса.

Часть пятая статьи 177 УПК Российской Федерации прямо предусматривает, что осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, а если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со статьей 165 того же Кодекса, которая допускает в случаях, не терпящих отлагательства, проведение данного следственного действия и без получения судебного решения, на основании постановления следователя или дознавателя с последующим уведомлением судьи и прокурора о его производстве.

Таким образом, оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя. Разрешение же вопроса о соблюдении порядка осмотра жилища в его деле, равно как и оценка правильности составления протокола осмотра места происшествия в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, определенные статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входят.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Левченко Евгения Константиновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Оспаривался ряд норм, в т. ч. закрепляющих основания и порядок производства осмотра.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку они не обязывают следователя, производящего осмотр места происшествия в жилище без согласия (и вопреки воле) его собственника, обращаться в суд за разрешением на производство осмотра либо за решением по вопросу о его законности.

Как указал заявитель, такая обязанность не возлагается на следователя ни до, ни после проведения данного следственного действия.

КС РФ не согласился с такими доводами и разъяснил следующее.

УПК РФ устанавливает, что осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Осмотр места происшествия, предметов и документов может быть произведен до возбуждения дела.

  моя комната на немецком сочинение

Эти нормы не регламентируют основания и порядок получения разрешения суда на производство следственного действия. Они определены иными положениями данного кодекса.

При этом УПК РФ прямо предусматривает, что осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения.

Если же проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о его проведении.

В случаях, не терпящих отлагательства, данное следственное действие проводится без судебного решения.

В таком случае осмотр проводится на основании постановления следователя или дознавателя с последующим уведомлением судьи и прокурора о его производстве.

Источник

Обследование жилых помещений не заменяет обыск

Оперативно-розыскная деятельность тесно связана с уголовно-процессуальной деятельностью органов расследования. Оперативные мероприятия не могут подменять следственные действия, которые проводятся в целях обнаружения и закрепления доказательств. В частности, обследование жилых помещений не должно подменять осмотр и обыск.

ПОЗИЦИЯ ВС РФ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда отменила приговор Свердловского областного суда в отношении Р. и К. по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228 УК РФ. Производство по делу прекратила за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Из материалов дела следует, что 27.04.2010 сотрудники УФСКН на основании постановления судьи в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» 1 (далее — Закон об ОРД) провели обследование жилых помещений Р. и К. Данное ОРМ проводилось с участием понятых и с составлением процессуальных документов по его результатам. В ходе него было обнаружено и изъято 2,99 г маковой соломы.

В тот же день и в том же порядке сотрудники УФСКН провели обследование жилого помещения Р. В квартире у нее обнаружено и изъято 31 г маковой соломы.

Согласия на проникновение в жилище от указанных лиц получено не было. Между тем по смыслу ст. 2, п. 8 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД во взаимосвязи со ст. 9 этого закона обследование жилища осуществляется негласно и не может быть направлено на обнаружение и изъятие доказательств по уголовному делу. Получается, что фактически в жилых помещениях К. и Р. были проведены обыски до возбуждения уголовных дел и с нарушением требований, установленных ст. 182 УПК РФ. Полученные в результате этих ОРМ доказательства Верховный Суд признал недопустимыми (определение от 09.01.2013 № 45-012-77).

Таким образом, Верховный Суд РФ признал, что фактическая подмена уголовно-процессуальной формы оперативно-розыскной деятельностью недопустима. Нельзя проводить следственные действия под видом оперативно-розыскного обследования жилища. Сведения необходимо получать именно из уголовно-процессуальных источников. Поэтому нельзя признавать таковыми данные, полученные в результате ОРМ «обследование жилища».

Сами по себе материалы ОРД не являются источником доказательств. Они выступают лишь материальными носителями информации об обстоятельствах преступления и лицах, его совершивших. Содержащиеся в материалах ОРД сведения, имеющие значение для дела, нужно закреплять и приобщать к делу в установленном УПК РФ порядке. Так, гласный сбор образцов в рамках ОРД проводится при согласии их владельцев. Принудительный сбор образцов для сравнительного исследования Закон об ОРД не предусматривает, а поэтому его можно осуществлять лишь в сфере уголовно-процессуальной деятельности и с соблюдением установленных УПК процедур.

СУТЬ ОБСЛЕДОВАНИЯ И ЕГО ОТЛИЧИЯ ОТ ОБЫСКА

Различающиеся по правовой природе ОРМ и следственные действия имеют совпадающие цели и схожие наименования. Обследованию жилища соответствует обыск жилища.

Обыск проводится, если у следствия есть данные о том, что в конкретном месте могут находиться наркотики, иные предметы, которые имеют значение для дела, но неизвестно, где именно они лежат. То есть цель обыска — поиск объектов, подлежащих изъятию.

Обследование жилых помещений определяется как их оперативный (непроцессуальный) осмотр. Проводится он, в отличие от следственного осмотра, либо втайне от владельцев помещений и заинтересованных лиц, либо с сокрытием от них его истинных целей. А основная цель этого ОРМ — обнаружить следы преступной деятельности и установить лицо, подозреваемое в совершении преступления.

Результаты негласного обследования жилых помещений оформляют справкой оперативного работника. В ней отмечается, что удалось обнаружить при обследовании — зафиксированные с помощью оперативно-технических средств признаки или явные следы преступления и другие обстоятельства, имеющие значение для раскрытия преступления. Это могут быть также предметы и документы, изъятые при наличии оснований, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 15 Закона об ОРД. Саму справку нельзя использовать в уголовно-процессуальном доказывании как иной документ в том значении, которое придает этому понятию ст. 84 УПК РФ. Возможность использования результатов обследования жилища в доказывании появляется только в случае изъятия предметов или документов.

Оперативные сотрудники не нарушают неприкосновенность жилища, если входят туда при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление (ст. 15 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» 4 (далее — Закон о полиции), ст. 13 Федерального закона от 03.04.1995 № 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности» 5 ). Но если они проникают в жилище против воли проживающих в нем лиц, то должны в течение 24 часов уведомить об этом прокурора.

Если во время негласного проведения ОРМ оперативные сотрудники обнаружили предметы и вещества, изъятые из гражданского оборота, они принимают меры к их сохранности до проведения гласных мероприятий по их изъятию либо негласному контролю за их перемещением, распространением. При необходимости они могут изымать образцы (пробы) обнаруженных предметов, средств или веществ.

Определенные возможности для проведения обследования предоставляет Закон о полиции. В соответствии со ст. 15 этого закона сотрудники полиции могут проникать в жилое помещение в случаях, предусмотренных законодательством РФ, а также для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, и для пресечения преступления. При необходимости они могут взламывать (разрушать) запирающие устройства, элементы и конструкции, препятствующие проникновению в жилые помещения.

  можно ли мягкую кровлю крепить саморезами

КС РФ: НЕДОПУСТИМО ПРОВОДИТЬ ОБЫСК ПОД ВИДОМ ОБСЛЕДОВАНИЯ

Конституционный Суд РФ в определении от 01.12.1999 № 211-О 6 отметил: проведение ОРМ, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные УПК.

В определении от 04.02.1999 № 18-О 7 Суд констатировал, что ОРД и проводимые в ходе ее осуществления соответствующие оперативно-розыскные мероприятия не подменяют процессуальные действия, осуществляемые при проведении дознания и предварительного следствия. Результаты ОРМ — не доказательства, а лишь сведения об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Закона об ОРД, могут стать доказательствами после закрепления их надлежащим процессуальным путем.

Конституционный Суд указал, что ст. 8 Закона об ОРД определяет лишь условия проведения ОРМ и не затрагивает вопросы изъятия личного имущества граждан. Эти вопросы регулируются другими законодательными актами. Таким образом, гласное обследование не следует смешивать с уголовно-процессуальным обыском либо административным досмотром. Они имеют свои основания, процедуру и порядок фиксации.

В определении от 20.11.2014 № 2557-О 9 КС РФ вновь констатировал, что Закон об ОРД не регламентирует уголовно-процессуальные правоотношения, а потому и отношения, связанные с получением, проверкой и оценкой доказательств. Сами по себе материалы ОРД не являются процессуальным источником доказательств. Они выступают лишь материальными носителями информации об обстоятельствах преступления и лицах его совершивших.

МОЖНО ЛИ ОБЖАЛОВАТЬ РЕШЕНИЕ О ПРОВЕДЕНИИ ОБСЛЕДОВАНИЯ

Лицо, в квартире которого проведено обследование, может обратиться в суд за защитой своих прав. Правда, перспективы такого обжалования нельзя оценить однозначно.

Позиция ЕСПЧ: нельзя. Европейский Суд по правам человека в постановлении от 18.09.2014 по делу «Аванесян против России» (жалоба № 41152/06) 11 отметил, что судебное решение на право проведения ОРМ не подлежит пересмотру даже после того, как отпала необходимость хранить его в тайне (п. 30).

22.03.2006 по ходатайству начальника отдела внутренних дел судья Георгиевского городского суда Ставропольского края вынес постановление о разрешении обследования жилища. Из него следовало, что у Аванесяна могли находиться вещи и предметы, запрещенные к обращению. Для их обнаружения и изъятия необходимо было провести ОРМ. В тот же день в дом Аванесяна пришли двое сотрудников ОВД и обследовали жилые помещения. Хозяина дома не было, и сотрудники милиции показали решение его отцу. У того случился сердечный приступ, и он скончался до прибытия «скорой помощи». Согласно акту о результатах обследования каких-либо предметов обнаружено или изъято не было.

Попытки заявителя обжаловать постановление суда о санкционировании обследования в вышестоящий суд оказались безуспешными. 20.06.2006 и 20.10.2006 два судьи Ставропольского краевого суда вернули заявителю надзорные жалобы без рассмотрения. В сопроводительных письмах они указали, что судебные акты, принятые в рамках Закона об ОРД, не подлежат пересмотру в порядке надзора.

Статья 5 Закона об ОРД предусматривает, что лицо, чьи права были нарушены проведенными в отношении него ОРМ, вправе обжаловать действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в вышестоящий орган, прокуратуру или суд. Однако, как заключил ЕСПЧ, в этом случае предмет рассмотрения — только действия должностных лиц. То есть суд проверяет, были ли при производстве обыска 12 соблюдены требования закона и судебного решения на право проведения ОРМ. Вопросы о наличии надлежащих и достаточных оснований для принятия решения о проведении ОРМ и о его соответствии требованиям закона остаются за рамками рассмотрения.

Постановление судьи можно обжаловать в вышестоящий суд в кассационном порядке. В том же порядке на судебное решение может быть подано кассационное представление прокурора.

Несмотря на то, что КС РФ однозначно высказался о возможности обжалования судебного решения о проведении ОРМ, полагаем, что в Законе об ОРД следует четко регламентировать процедуру обжалования.

Когда орган, осуществляющий ОРД, должен обеспечить право на защиту?

Конституционный Суд РФ в постановлении от 27.06.2000 № 11-П указал следующее: закрепляя право на защиту как непосредственно действующее, Конституция РФ не связывает предоставление помощи адвоката (защитника) с формальным признанием лица подозреваемым либо обвиняемым. Следовательно, предоставление такой помощи не связано и с моментом принятия органом дознания, следствия или прокуратуры какого-либо процессуального акта и не наделяет федерального законодателя правом устанавливать ограничительные условия его реализации.

В определении от 09.06.2005 № 327-О КС РФ сделал следующий вывод: право на получение квалифицированной юридической помощи адвоката гарантируется любому лицу, в отношении которого осуществляется деятельность по выявлению фактов и обстоятельств, уличающих его в подготовке или совершении преступления. Значит лицу, в отношении которого проводятся ОРМ в связи с подозрением его в причастности к преступлению, должна предоставляться возможность воспользоваться помощью адвоката, если таковая не исключается необходимостью обеспечения режима секретности.

Здесь следует упомянуть случаи, когда орган, осуществляющий ОРД, обращается в суд за разрешением о проведении ОРМ, связанного с ограничением конституционного права граждан (ст. 9 Закона об ОРД). Как указал КС РФ в определении от 24.01.2006 № 27-О, в данных правоотношениях еще нет сторон. В процедуре, в которой испрашивается судебное разрешение на проведение ОРМ, проверяемое лицо — не участник процесса и знать о нем не должно. Открытости, гласности и состязательности сторон в этом процессе быть не может, ибо в противном случае оперативно-розыскные мероприятия стали бы просто невозможны, а сама ОРД утратила бы смысл.

Отсутствие гласности и открытости характеризует ОРМ, которые проводятся в условиях режима секретности, в том числе оперативное внедрение, проверочную закупку, оперативный эксперимент. Здесь лицо даже не осознает, что нуждается в получении юридической помощи.

Таким образом, речь о праве на защиту может идти, во-первых, при гласных ОРМ. Во-вторых, когда лицу, проверяемому в рамках секретного ОРМ, становится известно об этом мероприятии.

Источник

Неопределенность понятия «место происшествия» как причина подмены следственных действий

Отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве чёткого понятия «место происшествия» позволяет органам предварительного следствия под видом осмотра места происшествия проводить осмотры помещений, местности, транспортных средств, которые никакого отношения к месту происшествия не имеют, кроме того под видом осмотра места происшествия следователи довольно часто проводят личный обыск и обыск, подменяя следственные действия.

  гидроизоляционная мембрана для пола под ламинат

В результате таких «осмотров» нарушаются конституционные права граждан, а правовая неопределённость в данном вопросе толкуется судебной практикой в пользу стороны обвинения.

В ходе написания данной статьи, были изучены более ста уголовных дел и материалов доследственых проверок по которым проводились осмотры места происшествия до возбуждения уголовных дел.

По уголовным делам о взятках, следователи до возбуждения уголовного дела на месте задержания взяткополучателя проводили осмотр места происшествия в ходе которого изымали денежные средства у задержанного лица фактически проводя личный обыск, чем нарушали его право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ).

По уголовным делам о сбыте наркотических средств, следователи до возбуждения уголовного дела на месте задержания под видом осмотра места происшествия обыскивали задержанных лиц и изымали у них мобильные телефоны, деньги, проводили обыски транспортных средств, чем нарушали право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции).

По уголовным делам о мошенничестве в сфере долевого строительства, когда предметом хищения являлись безналичные денежные средства, а местом окончания преступления являлось место изъятии денежных средств с банковского счета потерпевшего, следователи проводили под видом осмотра места происшествия осмотры офисов компаний и строительных площадок, которые никакого отношения к месту происшествия не имеют. Довольно часто под видом осмотра места происшествия проводились осмотры офисов контрагентов застройщика. Изучение протоколов осмотра места происшествия показывает, что «осмотры места происшествия» проводились оснований. На момент производства «осмотра места происшествия» у следователей не имелось никаких оснований полагать, что в осматриваемых помещениях имеются предметы и документы имеющие значение для уголовного дела.

Во всех указанных случаях, в том числе когда изымались предметы и документы, задержанным лицам копии протокола осмотра места происшествия не вручались, более того по нескольким материалам доследственых проверок при подозрении на подделку идентификационного номера автомобиля, в ходе осмотра места происшествия производилось изъятие автомобиля, копия протокола собственнику не вручалась.

В действующем уголовно-процессуальном законе предусмотрено шесть видов осмотра: осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов, осмотр трупа.

Согласно статьи ст. 144 УПК РФ до возбуждения уголовного дела допускается производство только осмотра места происшествия, документов, предметов, трупов.

Исходя из буквального толкования ст. 144 и ст. 176 УПК РФ осмотр местности, жилища, иного помещения (если они не являются местом происшествия) до возбуждения уголовного дела не допускается.

Осмотр места происшествия производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для дела.

Иных оснований для производства осмотра, например таких как для производства обыска (наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела) в законе не указано, что позволяет следователю произвольно осматривать любые места не обосновывая своё решение в постановлении.

Полагаю, что понятие «место происшествия» тождественно понятию «место преступления», разница заключается в том, что на момент доследственной проверки не известно, является ли рассматриваемое событие преступлением или не является.

Следуя данной логике, можно сослаться на статью 152 УПК РФ из котрой следует, что предварительное следствие проводится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления.

Следовательно, местом преступления является место совершения противоправного деяния и (или) место наступления общественно опасных последствий.

На основании изложенного можно сделать вывод, что место происшествия, это место предполагаемого противоправного деяния (действия или бездействия) и (или) место наступления предполагаемых общественно опасных последствий.

Данный вопрос неоднократно рассматривался Конституционным Судом РФ, который полагает, что вопрос подмены следственных действий не относится к его компетенции.

В деле N 1258-О-О от 13.10.2009 г. заявитель занимал должность следователя главного следственного управления. В рамках проводимой в порядке статьи 144 УПК Российской Федерации проверки заявления о вымогательстве взятки сотрудники управления собственной безопасности произвели осмотр места происшествия, в ходе которого у заявителя были изъяты находившиеся в его одежде предметы и документы, впоследствии приобщённые к делу в качестве вещественных доказательств.

В деле N 3205-О от 28.11.2019 заявитель утверждал, что неопределённость ст. 176 УПК РФ (основания производства осмотра места происшествия), позволила следователю в рамках осмотра изъятого мобильного телефона, ноутбука извлекать из него и исследовать информацию без получения соответствующего судебного решения, нарушают тем самым право на тайну переписки и неприкосновенность частной жизни.

В данных делах Конституционный Суд РФ отказал в принятии жалоб к рассмотрению указав, что заявители фактически оспаривают не сами нормы, а обоснованность и законность их применения в его уголовном деле.

В целях исключения подмены следственных действий и неопределённости в статьи 176 УПК РФ предлагаю исключить из уголовно-процессуального кодекса РФ следственное действие «осмотр места происшествия» (статьи 176-178 УПК РФ) заменив его обыском.

Внести изменения в ст. 182 УПК РФ, дополнив часть первую следующей формулировкой «обыск проводится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обыск (выемка) может быть произведён до возбуждения уголовного дела». Правила осмотра и эксгумации трупа применить к обыску.

Законодательная замена следственного действия осмотра места происшествия такими следственными действиями, как обыск, личный обыск, выемка, во первых, обеспечить чёткое соблюдение конституционных прав граждан вовлечённых в уголовное судопроизводство, во вторых, повысит качество первоначальных следственных действий проводимых на месте происшествия, позволит органам предварительного следствия более качественно проводить отыскание и изъятие следов преступления.

Источник

Строй Мастер
Adblock
detector